Андрей Мельков: Братские отношения между Украиной и Россией на неофициальном уровне будут существовать всегда

Что происходит в российском обществе и культуре, в особенности – в ее консервативном сегменте? Что такое «малый» и «большой» народы, и «три России» в докладе Фонда Карнеги? Получило ли протестное российское движение «второе дыхание»? Об этом и многом другом – в интервью с Президентом Института современных гуманитарных исследований, кандидатом филологических наук Андреем Мельковым, большим другом Украины и украинского народа.

Андрей Сергеевич, после событий декабря 2011 года консервативные, да и либеральные российские публицисты заговорили о «малом» и «большом» народе. Что это, по-вашему, за такие «народы»?

Об этом заговорили еще задолго до событий декабря 2011 года. Создателем теории «малого народа», раскрывающей такое известное в России явление, как «внутренний враг», является академик И. Р. Шафаревич. Эта теория объясняет, почему возникает «внутренний враг», и в каких формах он проявляется, какими методами действует. Теория «малого народа» во многом созвучна с «теорией антисистем» Л. Н. Гумилева. По теории Шафаревича «малый народ» не един, а как бы меняет свой облик, свой социальный состав, и таким образом поддерживает свое существование, разрушая основания государства, государствообразующего «большого» народа.

Подчеркивается, что «малый народ» представляет собой не народ в плане этническом, национальном, а является неким социальным или духовным слоем, группой, объединенной какой-то сверхидеей, направленной на разрушение «большого народа», который является ядром, основанием государства. При этом, «малый народ»  живет в собственном мире, где другое понимание истории, героики, ценностей. В такой среде «малого народа»  формируется новый человек, способный к разрушению, разложению «большого народа».

Видимо, применительно к современной ситуации в России, под «малым народом» подразумевают несистемную оппозицию, которая призвана «раскачивать лодку» «большого народа», чтобы захватить власть и разрушить традиционную государственность. Я отношу все это к сфере конспирологии. Туда же можно отнести и ставшие уже мемами такие выражения как «кровавый Госдеп» и «сурковская пропаганда».
Не так давно Фонд Карнеги публиковал масштабный аналитический доклад, в котором говорилось о трех разных Россиях. На ваш, взгляд, справедливы ли выводы американских специалистов?
Насколько мне известно, этот доклад был опубликован в конце 2012 года на английском языке и предназначается он, в первую очередь, для англоязычной аудитории. В докладе выдвинут тезис о трех Россиях.
Первая Россия — это консерваторы, которые голосуют за «Единую Россию».
Вторая Россия — это пробудившийся средний класс.
Третья Россия — это Северный Кавказ и мусульманское население страны вообще.В докладе утверждается, что в России назрел тройной кризис, который представляет собой кризис власти, кризис сырьевой экономики и кризис традиционных патерналистских отношений (т. е. народ устал от царя-батюшки и хочет жить свободно).
Ошибочность этих выводов подтверждается тем, что прошедший 2013 год показал падение оппозиционных протестных настроений в России. Поднявшаяся было волна в конце 2011–середине 2012 годов пошла на убыль. Поэтому в долгосрочной перспективе положения доклада оказались неточными. 

Подчеркивается, что «малый народ» представляет собой не народ в плане этническом, национальном, а является неким социальным или духовным слоем, группой, объединенной какой-то сверхидеей, направленной на разрушение «большого народа», который является ядром, основанием государства. При этом, «малый народ»  живет в собственном мире, где другое понимание истории, героики, ценностей. В такой среде «малого народа»  формируется новый человек, способный к разрушению, разложению «большого народа».

Видимо, применительно к современной ситуации в России, под «малым народом» подразумевают несистемную оппозицию, которая призвана «раскачивать лодку» «большого народа», чтобы захватить власть и разрушить традиционную государственность. Я отношу все это к сфере конспирологии. Туда же можно отнести и ставшие уже мемами такие выражения как «кровавый Госдеп» и «сурковская пропаганда».

Не так давно Фонд Карнеги публиковал масштабный аналитический доклад, в котором говорилось о трех разных Россиях. На ваш, взгляд, справедливы ли выводы американских специалистов?

Насколько мне известно, этот доклад был опубликован в конце 2012 года на английском языке и предназначается он, в первую очередь, для англоязычной аудитории. В докладе выдвинут тезис о трех Россиях.

Первая Россия — это консерваторы, которые голосуют за «Единую Россию».

Вторая Россия — это пробудившийся средний класс.

Третья Россия — это Северный Кавказ и мусульманское население страны вообще.

В докладе утверждается, что в России назрел тройной кризис, который представляет собой кризис власти, кризис сырьевой экономики и кризис традиционных патерналистских отношений (т. е. народ устал от царя-батюшки и хочет жить свободно).

Ошибочность этих выводов подтверждается тем, что прошедший 2013 год показал падение оппозиционных протестных настроений в России. Поднявшаяся было волна в конце 2011–середине 2012 годов пошла на убыль. Поэтому в долгосрочной перспективе положения доклада оказались неточными. 

Трагедия в Волгограде — случайный успех маргинальной группировки, или кризис системы?

Трагедия в Волгограде, в которой в результате терактов погибли десятки людей, прежде всего именно трагедия. К сожалению, северокавказское террористическое подполье до конца еще не уничтожено и с приближением сочинской Олимпиады оно заметно активизировалось. Я бы не называл случившееся успехом террористов, но и кризисом системы это не является. Характер терактов показывает, что они были направлены, прежде всего, на подрыв имиджа российской власти за рубежом в условиях приближающихся Олимпийских игр в Сочи. Это был точечный удар, который явно застал врасплох спецслужбы, но волна терактов не захлестнула страну, а, значит, система работает четко и антитеррористические мероприятия являются эффективными.

Изгнание Андрея Кураева из структур церковного образования — это борьба нанайских мальчиков, или часть правительственного курса?

Ни то и ни другое. Кураев своей деструктивной, и, по сути, антихристианской деятельностью в течение нескольких лет упорно приближал свое падение. Ему многократно выносились предупреждения от коллег и от ученого совета Московской Духовной Академии, многие известные православные священники и миряне не раз выражали свою озабоченность в связи с пассажами Кураева в сети Интернет и публичных выступлениях. В конце концов, чаша терпения переполнилась, и ученая корпорация старейшей Духовной школы России приняла решение расстаться с этим человеком, который, к  тому же, по словам преподавателей Академии, довольно часто пропускал занятия и игнорировал заседания ученого совета. Теперь же, якобы разоблачая некое «голубое лобби», Кураев просто мстит — и своим бывшим коллегам, и священноначалию, и самой Матери Церкви.

Кстати, эпатажные выходки Кураева касаются не только чисто церковных вопросов, но и нередко выходят за грани приличия, принятые в цивилизованном и демократическом обществе. Это касается не только внутрироссийских вопросов. Например, Кураев неоднократно с пренебрежением и унижением отзывался об Украине и украинском народе, которого, по его мнению, вообще не существует, а также подвергал насмешкам украинский язык.

На ваш взгляд, Россия пытается восстановить империю, и если так, то не повлечет ли это ее изоляцию?

Внешнеполитическому курсу такой страны как Россия свойственна масштабность и амбициозность. Но, как показывает ход исторического развития, время империй в классическом понимании этого термина безвозвратно прошло. В эпоху глобализма на первый план выходят транснациональные корпорации, роль которых в мировой политике и в международных отношениях сегодня значительно возросла. Многие события на международной арене связаны с деятельностью ТНК, обусловлены их политикой и инициированы ими. Поэтому попытки создать новую империю для любой, даже сверхдержавы, заранее обречены на провал. Конечно, Россия пытается, и будет играть роль важного игрока на международной арене, но называть это строительством некоей новой империи было бы неправильно.

Угроза впасть в полную международную изоляцию есть в случае проявления последовательного неадекватного внешнеполитического курса и дальнейшего жесткого подавления демократических свобод внутри страны. 

С чем, по-вашему, связано помилование Михаила Ходорковского?

Вопрос с Ходорковским очень щекотливый и находится в компетенции известных лиц. Вероятно, это решение было принято с целью демонстрации всему миру того, что Россия, несмотря ни на что, является  цивилизованным и правовым государством, что было особенно важно в связи с Олимпийскими Играми в Сочи.

Как вы считаете, будут ли иметь продолжение массовые выступления оппозиции, как отразятся на политической перспективе России недавние местные выборы, результат которых впервые не был плачевен для оппозиции?

В последнее время протестное движение в России пошло на спад. Это вызвано тем, что российская оппозиция так и не смогла объединиться, у нее нет общего лидера, которого бы поддержали все заинтересованные силы. Да и изначально оппозиционное движение состояло из слишком разных, даже полярных течений. В одной колонне можно было встретить и представителей ЛГБТ-сообщества, и националистов, и коммунистов. Конечно, такой конгломерат антагонистов не мог просуществовать долго. Оппозиция не смогла предложить обществу никакой объединяющей идеи, которая бы объединила людей разных взглядов и стала чем-то вроде идеи национальной.

Что касается результатов недавних выборов, то они показали, что люди устали от несменяемости власти и хотят перемен. И это желание не столько политических перемен, сколько социальных и экономических изменений. Людей волнует, прежде всего, уровень развития здравоохранения, образования, качество предоставляемых услуг и доступность социальных благ.

Поэтому результаты выборов, это не успех оппозиции, а в большей степени протестное голосование. Народ голосует «против» — против коррупции на местах, против старых-новых региональных начальников, против непопулярных реформ в социальной сфере, против обнищания и неуверенности в завтрашнем дне.

Возможно, это слишком общий вопрос, и, тем не менее, что же такое российский (русский?) либерализм?

Русский либерализм представляет собой одну из значимых тенденций российской общественной мысли. Своими корнями он уходит в ХIXвек. С одной стороны, это фигура мечтателя Чаадаева, с другой — государственника Сперанского. Чуть позже русский либерализм расширяет свое содержание в контексте споров западников и славянофилов.Затем, после эпохи Великих реформ русский либерализм превращается конгломерат разнообразных социальных групп, течений и взглядов, не объединенных какой-либо общей программой. Так русский либерализм заболел типичными пороками русской интеллигенции. Либералы так и не научились говорить на одном языке с широкими массами, с простым народом. А после революции последовал перерыв в развитии либерализма в России на многие десятилетия. После развала СССР либерализм в России вышел из подполья, но так и не смог завоевать симпатии простых российских людей, которые в силу исторической привычки все еще готовы выбирать «твердую руку» пусть сурового, но справедливого царя-батюшки, вместо либеральных ценностей «загнивающего» Запада.

Поэтому, несмотря на свое возрождение в современной России, несмотря на множество идей, программных документов, теоретических и публицистических статей, несмотря на появление интересных и ярких личностей, русский либерализм так и не смог стать содержанием современной российской политической и общественной жизни, не смог опереться на широкие слои общества.

С чем связан ваш интерес к Украине и весьма приличное владение украинским языком?

Моя жизнь связана с Украиной с детства. В советское время почти каждый год родители вывозили меня на отдых в Одессу или Крым – это был прекрасный отдых на море, где я невольно знакомился с необычным и интересным миром, отличным от московской жизни. После развала СССР мой отец, кадровый ракетчик, несколько лет работал в Николаевской области в городе Первомайске и занимался демонтажем баллистических ракет. И я провел немало временив этом небольшом, но красивом городе на берегу Южного Буга. У меня там было много друзей из числа местной детворы и подростков. Так с детства и отрочества я полюбил Украину как вторую Родину через общение с людьми и реальное знакомство с нравами и укладом украинской жизни.

Затем, уже после окончания университета, я некоторое время работал в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата. И председатель Отдела, митрополит Кирилл, нынешний Патриарх Московский и всея Руси, благословил меня заниматься вопросами, связанными с церковной жизнью современной Украины. Тогда я глубже стал вникать в украинскую историю и культуру, поднял свой уровень владения украинским языком, посещал с визитами разные регионы Украины.

Наконец, я защитил кандидатскую диссертацию и стал преподавать в высших учебных заведениях филологические и исторические дисциплины, но желание заниматься украинской проблематикой сохранилось. В качестве эксперта и специалиста я регулярно посещал научные конференции в Украине, сочетая это со своей непосредственной работой. В это время украино-российское направление в моей научной и общественной деятельности стало развиваться более серьезно, и я пришел к мысли, что эту деятельность необходимо активизировать.Стало очевидным, что необходимо установить более крепкие связи между российскими и украинскими учеными в образовательной сфере. А два года назад появилось понимание того, что нужно создать независимую исследовательскую организацию, которая будет состоять из экспертов-профессионалов, и будет заниматься развитием гуманитарных знаний и в России, и в международном сотрудничестве.

Так мы с коллегами, получив государственную регистрацию, учредили Институт современных гуманитарных исследований, который я возглавил.

Как вы считаете, как скоро восстановятся конструктивные отношения Украины и России?

Добрые и братские отношения между Украиной и Россией на неофициальном уровне существовали, и будут существовать всегда, при любой власти и любом политическом режиме. Это вызвано тем, что у каждого из нас есть родственники, близкие и дальние, есть друзья по обе стороны границы. Что касается официальных межгосударственных отношений, то по-настоящему братскими и равноправными они станут тогда, когда политические элиты России, наконец, признают, что Украина – это не взбунтовавшаяся колония, и не геополитическое недоразумение, а независимое, свободное, правовое государство. Для осознания этого факта нужно перестать смотреть на Украину взглядом старшего брата. Все мы, и русские и украинцы вышли из одной купели Владимирова Крещения, делить нам, по сути нечего. Конечно, украинской власти и украинским политикам тоже следует по-иному смотреть на Россию, не как на враждебную империю, нужно избегать взаимных страхов, недоверия и предрассудков, а стремиться к открытому диалогу с привлечением сил общественной дипломатии.

А вопрос политической судьбы нынешней украинской власти, по моему мнению, должен решаться исключительно украинским народом. И в этой связи, я желаю украинцам мудрости и мужества, мирного и конструктивного разрешения возникшего политического кризиса. Будущее Украины в руках украинцев, и любые внешние вмешательства недопустимы.

Источник:
портал «ФрАза.ua»