Pussy Riot: преступление и наказание

Президент ИСГИ, член Молодежной общественной палаты Андрей Мельков прокомментировал радио «Голос России»  (отдел вещания на сербском языке «Глас Русиjе») ситуацию вокруг процесса над панк-группой Pussy Riot. 

PUSSY RIOT:  ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Участник: президент Института современных гуманитарных исследований, член Молодежной общественной палаты  Андрей  Мельков.

ВЕДУЩИЙ: Дело группы Pussy Riot, устроившей панк-молебен в Храме Христа Спасителя и получившей два года колонии по статье «Хулиганство», кажется, волнует сегодня всех – от исландской  певицы Бьорк, выступившей в поддержку девушек,  до сербских программистов, которые сделали флеш-игру «Убей Pussy Riot» и  посетителей  сербской странички «Голоса России», один из которых написал нам, что (цитата): «“Сумасшедшие кошки” заслужили гораздо больший срок, так как они служат дьяволу». 

Сегодня мы обсуждаем нашумевший процесс с Президентом Института современных гуманитарных исследований, членом Молодежной общественной палаты  Андреем Мельковым. Для начала поинтересуемся у эксперта – как он оценивает акцию в храме: художественный перформанс, провокация, хулиганство, намеренное оскорбление?  

А. МЕЛЬКОВ:  То, что сделали Pussy Riot –  удар, вернее – попытка ударить по авторитету Церкви, оскорбить верующих людей, показать, что православный человек незащищен и не может ответить на несправедливость. 

ВЕДУЩИЙ: Интересно поразмышлять, а какая была бы реакция, если бы панк-молебен  был организован  в каком-нибудь другом культовом месте. Скажем, в мечети?   

А. МЕЛЬКОВ: Я себе представлял немножко другую фантазию – если бы они выступили в синагоге. И даже есть видеоролик в Интернете на эту тему:   там показано, как бы отреагировали некоторые правозащитники и СМИ. Поднялся бы гвалт осуждений – мол, какая это дикость, безнравственность, аморальность и оскорбление религиозных чувств. В реальной же ситуации, то есть применительно к акции в Храме Христа Спасителя,   наоборот, многими это  подавалось  как свобода слова.  

Что касается отношений  РПЦ с государством, и другие конфессии на протяжении последнего времени  пользуются у нас широкой государственной поддержкой.  Но в связи с тем,  что большая часть верующих в России  придерживается православной традиции,  отрицать роль и авторитет Православной Церкви в истории нашего государства бессмысленно. 

ВЕДУЩИЙ: Два года колонии  для Pussy Riot – это много или мало? 

А. МЕЛЬКОВ: Мне трудно комментировать решение суда,  потому что я не являюсь представителем судебной власти. Из приговора следует, что вина подсудимых была доказана, были признаны и смягчающие обстоятельства,  статья («Хулиганство») предусматривает до семи лет, а срок был дан - два года,  с отчетом от момента,  когда они были взяты под стражу, то есть фактически им меньше двух лет остается отбывать наказание. Было доказано, что действия,  которые они совершили, были направлены на грубое нарушение общественного порядка по мотивам религиозной ненависти или вражды и по мотивам ненависти в отношении какой-либо социальной группы по признаку к отношению к религии.  Сообразно этому законодательство регламентирует определенное наказание. Все эти материалы  есть в открытом доступе, можно посмотреть  самостоятельно и   понять меру ответственности.

Функционирование храма регламентируется внутренними установлениями религиозной организации, а эти установления наше государство уважает.  Это прописано в Законе «О свободе совести  и религиозных объединениях».   Так что нарушения общественного порядка в храмовом пространстве точно так же подлежат соответствующей правовой оценке.  Действия Pussy Riot носили специальный публичный характер.  Вот те приемы, термины, средства, нецензурные слова, которые использовали Pussy Riot, на самом деле, крайне жестко унижают человеческое достоинство, там ведь говорится не только про Путина  и Патриарха, но про прихожан, людей которые считают себя православными христианами. Все это установлено судом.  Нельзя разделять преступления на «убивают – не убивают».  Недавно в России  были осуждены люди,  которые расписали синагогу  свастиками. Им дали шесть лет, и никто не стал говорить, что они ничего не делали, просто самовыражались так.  В данном случае мы увидели,  что закон  защищает интересы всех групп. Потом, происшествие  с Pussy Riot в Храме Христа Спасителя – это же рецидив, они и раньше участвовали в аморальных акциях, которые  содержали в себе признаки преступления.  

ВЕДУЩИЙ: Удивительно, каким громким получился процесс. Red Hot Chili Peppers, Мадонна, Стинг, многие известные люди выступили в защиту девушек. Чем объяснить такой резонанс и кому он в итоге пошел на руку?  

А. МЕЛЬКОВ: Видимо, известных людей могли ввести в заблуждение. Я сомневаюсь,  что сэр Пол Маккартни детально изучал процесс и смотрел перевод песни. Наверняка преподнесено  было  в таком облегченном формате: вышли, спели против Путина песенку,  и вот их за это посадили. Вряд ли известные люди за рубежом вникали в суть происходящего. Потом, возьмем Великобританию, где живет Маккартни.  Мы знаем о ситуации с  Ассанжем,  которому  в случае экстрадиции в США может грозить смертная казнь. Он тоже никого не убил,  известен своими разоблачениями. А  власти Великобритании? Они,  вопреки всем международным правилам,  угрожали захватить посольство суверенного государства, предоставившего ему убежище. Почему же тогда сэр Пол не писал письма поддержки Ассанжу и не требовал демократических свобод в  Великобритании? Мы видим  двойные стандарты.  Мне кажется, здесь какие-то геополитические игры, попытка давления на Россию с использованием известных имен.

ВЕДУЩИЙ: Давайте попробуем подвести некоторые итоги. Честно говоря, иногда, кажется, что о Pussy Riot мы говорим слишком много, может быть, больше, чем следовало. Кто-то скажет: это современный пример Герострата, которого с 4 века до нашей эры  так  пытались забыть, что помнят до сих пор.  Но, тем не менее, девушки-панки поставили перед нами  ряд серьезных вопросов – моральных, общественных. Давайте задумаемся. Разумеется, в жизни должно быть место сочувствию. 

А. МЕЛЬКОВ: По совокупности признаков произошедшее в Храме Христа Спасителя можно рассматривать как атаку на Церковь и стремление как можно больше людей обидеть, унизить. 

Pussy Riot говорили, что Церковь должна реформироваться, меняться. Это говорят люди, которые себя не считают верующими, пытаются со стороны переделывать Церковь, институт, который имеет двухтысячелетнюю историю. Современный мир, в целом, конечно же, выступает за секуляризацию,  обмирщение,  то есть попытку принизить роль Церкви в жизни общества. Но это уже вопросы геополитического формата. В России, как мы видим, к счастью, такое пока еще невозможно и данный процесс показал, что интересы верующих, их законные права защищаются государством.

Источник:
Радио «Глас Русиjе»