Андрей Мельков: Украинский народ сегодня разделен в церковном вопросе, и такое разделение даже сильнее политических пристрастий

Прежде всего, «слепые вожди», похожие на тех, которых обличал Христос  (Мф. 15:14). Амбиции иерархов неканонических Церквей и глухота части духовенства УПЦ (МП). Ведь гораздо проще и комфортнее до бесконечности обвинять друг друга в различных грехах, чем сесть за стол переговоров и обсудить взаимные обиды, попросить прощения и преодолеть болезненное разделение. Верующие люди, миряне, видят весь этот балаган и делают выводы. В наше время эта ругань, часто с использованием бранных и даже матерных слов из уст духовенства разных конфессий разворачивается в социальных сетях, и затем тысячи верующих могут видеть, могут прочесть, чем занимались их пастыри и архипастыри накануне богослужения или даже во время святой Литургии. Эти батюшки и владыки даже у святого престола не могут расстаться с телефоном и продолжают ругаться с оппонентом, а потом выходят на амвон с проповедью о всепрощении и любви к ближнему. Люди видят это лицемерие и фарисейство, разочаровываются в Церкви и нередко уходят к протестантам или вообще к каким-нибудь сектантам. 

В целом, к сожалению, украинский народ сегодня разделен в церковном вопросе, и такое разделение даже сильнее политических пристрастий, а чрезмерная политизация этой проблематики уводит верующих от основного вопроса – для чего вообще нужна автокефалия Украинской Церкви, будет ли она полезна в современных исторических условиях, какие блага принесет людям и Православию, что она даст конкретному верующему в деле его личного спасения и соблюдения евангельских заповедей? Ответ из уст православного духовенства разных юрисдикций не слышен совершенно. Они ругаются между собой, разжигают вражду между верующими, но не хотят действовать в интересах своей паствы и Церкви Христовой, ими руководят страсти, а не любовь и самопожертвование. Есть, конечно, исключения, есть примеры высокого служения Богу и людям, но их недостаточно, чтобы голос разума восторжествовал.

Можно ли говорить о том, что УПЦ, пребывающая в единстве с Московским Патриархатом (кстати, надо ли понимать, что в официальном документообороте "МП" уже не употребляется?), ни при каких условиях не станет принимать участие в проекте автокефалии? Насколько она вообще реально независима в этих вопросах? 

В официальном документообороте "МП" никогда и не употреблялось, правильное название согласно Уставу – Украинская Православная Церковь. Из-за того, что существует религиозная организация с названием «Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата» и возникла неофициальная приставка "МП". Так вот, УПЦ никогда не отказывалась от идеи автокефалии в принципе, но исходит из позиции, что для этого нужно сначала преодолеть трагедию раскола и церковного разделения. Когда все неканонические группы вернутся под омофор УПЦ, тогда всей полнотой Церкви возможно будет рассматривать вопрос автокефалии. Но пока в этом направлении успехи очень призрачные. Так как УПЦ находится в единстве с Русской Православной Церковью, то для получения автокефалии нужно будет обращаться к кириархальной Церкви, то есть к РПЦ.

После встречи предстоятеля РПЦ с Папой Франциском на Кубе представлялось, что в русском, по крайней мере, Православии набирает силу течение против примирения с католиками. Исчезло ли оно и что это вообще такое? 

Католикофобия – явление, свойственное значительной части православных верующих в России. Кстати, на Украине среди православных разных юрисдикций также распространено, мягко сказать, критическое отношение к Католицизму. После исторической встречи Предстоятелей Церквей было множество откликов, как положительных, так и отрицательных, но какой-то особой антикатолической волны не наблюдается, тем более что встреча религиозных лидеров в аэропорту Гаваны, кроме помпезных деклараций не привела к чему-то серьезному и официальный диалог РКЦ и РПЦ явно буксует. Говорить о примирении православных с католиками тоже не приходится, поскольку и какого-то явного конфликта не наблюдается. Стороны живут типичными мифами относительно друг друга, а серьезный диалог с целью преодоления недопонимания на официальном уровне хоть и ведется в протокольном режиме, но к каким-то важным прорывам не приводит.

Насколько справедлив аргумент, что все славянские автокефальные Православные Церкви создавались или инициировались политической волей государственной власти? 

Прежде всего, почти всегда у славян провозглашение автокефалии было направлено на выход из орбиты греческого/эллинистического мира. Парад церковных автокефалий начался в 19 веке, когда на волне борьбы с османским игом зародился национализм на Балканах. Первыми националистами, кстати, стали сами греки. После образования Греческого королевства они сразу же порвали с Константинополем и провозгласили Элладскую Православную Церковь, которую возглавил король. В Константинополе в ответ наложили схизму (отлучение), которая продлилась целых 17 лет. 

Позже, с освобождением славянских народов от власти турок, на волне патриотизма и национализма возникли национальные славянские Церкви  – Сербская и Болгарская (восстановив утраченный в Средневековье статус автокефалий), которые очень быстро попали в зависимость от светской власти.  И если Сербская Церковь была признана Константинополем практически без проблем, то в отношении Болгарской Церкви возникла схизма, которая была преодолена лишь в 1945 году.