Проповедь синкретической эзотерики в стенах Московской Духовной академии

На днях православная общественность была в очередной раз шокирована обновленческими выкрутасами церковных либералов, на этот раз в системе духовного образования Русской Православной Церкви. 

«4 февраля 2012 года в Московской духовной академии состоялось открытие дискуссионного арт-клуба с участием Бориса Гребенщикова. В мероприятии участвовали студенты семинарии, академии, регентской и иконописной школ, а также члены профессорско-преподавательской корпорации», – сообщает сайт духовной школы (http://www.mpda.ru/news/text/767994.html).

Однако наиболее подробный отчет о мероприятии представил портал «Православие и мир» (http://www.pravmir.ru/15-voprosov-borisu-grebenshhikovu/).

Появление данного материала вызвало целый ряд вопросов, первый из которых – цель приглашения музыканта, известного своими увлечениями буддизмом, индуизмом и прочими восточными религиозными учениями, в стены старейшей духовной школы Русской Церкви. Может, ради публичного богословского диспута об «испытании вер», или ради обращения Гребенщикова в Православие силами академических богословов?

Ответ можно найти, до конца прочитав материал на Правмире, где указано, что «репортаж подготовлен Миссионерской комиссией при Епархиальном совете Москвы». Именно на этот орган возлагается ответственность за координацию миссионерских усилий приходов, подворий и монастырей. Стало быть, очевидна миссионерская цель приглашения и последующего выступления Б. Гребенщикова в МДА.

И вот тут возникает основной вопрос, кто и кого должен был катехизировать, просвещать и наставлять в ходе данной встречи? Исходя из материала Правмира (при цитировании указанного текста орфография авторов сохраняется, наиболее важные места выделены. – А.М.), становится понятным, что с самого начала миссионерская (да, оказывается миссионерствуют не только православные) инициатива исходила от Гребенщикова, который, отвечая на вопросы аудитории, принялся по-хозяйски просвещать православное собрание истинами, далекими от учения Церкви.

«– Как вы думаете, насколько можно сочетать страстность рока и исихию православия?

Борис Гребенщиков: Мне кажется, можно. Сирийские старцы, например, были очень страстными иногда – стало быть, можно сочетать. Зависит от сердца. Страстность иногда очень хорошо сочетается с умиротворенностью».

«– Как Вы относитесь к Православной Церкви и к буддизму? И можете ли Вы назвать себя православным человеком?

Борис Гребенщиков: Я не могу позволить себе сказать, что я полностью православный, потому что это все равно что сказать “я умный и правильный, а вы все дураки” – я не могу этого принять. Мое отношение к православию никогда не менялось, просто иногда вожжа под хвост попадает, и некоторые умные журналисты могут вытянуть из меня разные интересные фразы. Я вновь открыл православие для себя в середине 80-х годов благодаря умным людям – священникам. Православие для меня чистое, прекрасное и абсолютно непостижимое. Я православие оценивать не могу, но когда захожу в церковь, мне говорят: пошел прочь отсюда, буддист. Или когда замечательные ребята в Туле объявляют меня сатанистом и даже практикующим оккультизм, я не могу понять, что они имеют в виду.

В Киевской лавре я был несколько лет назад, и мне один человек из тамошнего начальства сказал, что мантра “ом” – это молитва по призыву блудного беса. Я очень удивился. Я не знал этого – думаю, может он знает, что-то, чего я не знаю. И миллионы людей этого не знают…

…Некоторые говорят, что вот все, кто не православные будут гореть в аду – неужели вся Индия и весь Китай будут гореть в аду, тем более приверженцы тех религий, которые были задолго до Христа? – значит тут не все продумано».

«– Как Вы скажете, что каждый поймет “слова растамана”?

Борис Гребещиков: …Что касается “слов растамана” –  вот в Б2 не все поймут песни с библейскими цитатами, а слова растамана поймет любой человек, – растаманы беседуют на тему Ветхого Завета, употребляют то, что употребляют – и поэтому эти беседы происходят бесконечно. А то что не все понимают библейские аллюзии – ну, что тут можно поделать? Скажем, наше правительство ходит в церковь, но не знает, что там делать, кроме того, что надо стоять. Если так у нас ходит в церковь правительство, то что говорить о народе».

«– Во что Вы верите? Вы верите в Бога?

Борис Гребенщиков: Верите ли вы, что дышите воздухом, что вода вскипит, когда она на огне, что дважды два четыре – верить не нужно, это вытекает из природы вещей и собственного опыта. Бог один, в Него не надо верить – Его надо любить. Любая жизнь говорит о том, что любовь это взаимная с обеих сторон».