Развитие церковно-исторической науки в России до начала XX века

При оценке состояния русской церковно-исторической науки, необходимо учитывать, что по своему развитию и успехам она с самого начала своего существования стояла на незначительной высоте, оставаясь далеко позади церковно-исторической науки Запада.  Одной из главных причин такого явления нужно признать слишком позднее включение церковно-исторической науки в состав прочих богословских наук, преподававшихся в русских духовных школах. А между тем церковно-историческая наука, как и всякая другая серьезная наука, может достигнуть надлежащего рода и развития только в связи с тем, как она поставлена и изучается в соответствующих научных школах.

Первые попытки ввести церковно-историческую науку в русских духовных школах относятся лишь к началу ХVIII века. Но эти попытки имели мало успеха, и так было не только в начале, но и в течение всего ХVIII века. Известный Духовный Регламент, составленный сподвижником Петра I, архиепископом Феофаном Прокоповичем, выражает довольно забот о распространении и устройстве духовных школ в России; но так как Регламент, в традициях своей эпохи, покоится на схоластической почве, то в его проекте духовных школ почти совсем не было отведено места для истории церковной и гражданской. Историю, ту и другую, проектировалось преподавать в течение только одного года и притом в cвязи с изучением языков. История должна была увеселять юношей, поглощаемых скучным делом изучения классиков. По мнению Регламента, ученики охотнее будут учиться, «когда невеселое языков учение столь веселым осознанием мира и мимошедших в мир дел растворено им будет» [1]. История, по Регламенту, представлялась веселой забавой для скучающих юношей. Едва ли это хоть как-то могло располагать к серьезному занятию наукой. В частности, изучению церковной истории не было отведено самостоятельного места в школах, проектированных архиепископом Феофаном. Изучение ее сливалось и смешивалось с изучением гражданской истории. 

Дальнейший ход русского духовного просвещения показывает, что исторические и церковно-исторические науки долгое время остаются в полном пренебрежении. Через 40 лет после издания Регламента Екатерина II в одной инструкции Св. Синоду замечает, что семинаристы не знают ни истории церковной, ни истории гражданской [2].

Однако во второй половине ХVIII века некоторые более просвещенные русские архиереи старались заводить в семинариях классы истории. Так Московский митрополит Платон Левшин в шестидесятых и семидесятых годах  делает попытку ввести общую историю, т.е. церковную и гражданскую  в круг наук очень важной по своему научному значению Троицкой семинарии, помещавшейся в Троице-Сергиевой лавре. Ему удалось открыть необязательные курсы истории для всех семинаристов, решивших по доброй воле учиться этой науке. Но дух времени не благоприятствовал успеху. Желавших слушать и изучать историю оказалось очень мало: трое из богословия, пятеро из философии и пятеро же из риторики (богословие, философия и риторика – это названия высшего, среднего и низшего классов тогдашней семинарии). Да и преподаватели, отдавая большую часть времени изучению обязательных предметов, не соблюдали предписаний митрополита, и история была в забросе [3].

Так дело шло до самого конца ХVIII века, до времени царствования Павла I, когда  обратили наконец внимание на печальное положение церковно-исторической науки в духовных школах. В это время от Синода предписано было в богословском классе тогдашних семинарий и академий, которые, почти нисколько не отличались одни от других по своей программе преподавания, изучать «краткую церковную историю с показанием главных эпох» [4].

Очевидной стала необходимость создания сочинения по общей церковной истории, написанного русским и православным человеком. Им стал Мефодий Смирнов (впоследствии архиепископ) –  питомец Славяно-греко-латинской академии, потом ректор Троицкой семинарии. Как профессор, этот ученый человек пользовался большой славой и популярностью [5]. Частью по собственной инициативе, а частью по побуждению со стороны духовного начальства, архиепископ Мефодий, отвечая нуждам времени, решился составить сочинение по общей церковной истории, которое должно было служить пособием при ее изучении. Труд был напечатан в 1805 году и введен в качестве учебного пособия по церковной истории в Славяно-греко-латинской академии. Написанный  на латинском языке, он имеет заглавие Liber Historicus c пояснением, что книга обнимает историю христианской Церкви  первых трех веков. Это был первый опыт в отечественной науке по общей церковной истории. Замечательно, что сам Мефодий Смирнов, бывший в то время архиепископом Тверским  за свой труд получил разом две монарших награды: звезду Александра Невского и бриллиантовый крест на клобук.  Этот факт характерно свидетельствует о самом прямом желании верховной власти и высшего начальства всячески поощрять развитие церковно-исторической науки. Книга  архиепископа Мефодия написана, несомненно, очень учено. Автор перечитал все лучшее,  что можно было найти в то время в иностранной литературе по периоду истории Древней Церкви, но, к сожалению, фактический материал был заимствован со стороны, составив лишь внешнюю принадлежность, внешнее украшение сочинения. Ученость автора мало оживила его книгу: налицо была сжатость изложения, переходящая в непотребную сухость стиля. Неудивительно, что и в духовной школе, и в публике, и в науке труд архиепископа Мефодия не пользовался особой популярностью. Ведь не было даже попытки перевести Liber Historicus на русский язык.