Сравнительно-исторический метод в славянском языкознании и филологические интуиции А.Х. Востокова

Статья посвящена оценке вклада А.Х. Востокова (1781-1864) в становление и развитие славянской филологии как научной дисциплины. В основе исследования лежит анализ труда Востокова «Рассуждение о славянском языке», ставшего результатом работы ученого по изучению древнейшего рукописного русского памятника «Остромирова Евангелия». Востоков разработал новый для славянской филологии метод, который в современной науке принято называть сравнительно-историческим. Ученым был дан старт научному исследованию памятников старославянской и древнерусской письменности. Благодаря открытиям Востокова были заложены основы русского сравнительно-исторического языкознания. 

The article is devoted to the estimation of Alexander Vostokov’s (1781-1864) contribution to the formation and development of the Slavic philology as a scientific discipline. In the foundation of the research there is the analyses of Vostokov’s work «Judgement about the Slavic language», which has become the result of the scientist’s study the oldest Russian manuscript «Ostromir Gospels». Vostokov devised a new method for the Slavic philology, which is used to call comparative-historical in modern science. The scientist gave the beginning of Old Church Slavonic and Old Russian written monuments scientific researching. Thanks to Vostokov’s discoveries, there has been formed the basis of Russian comparative-historical linguistics.

Имя Александра Христофоровича Востокова (1781-1864) хорошо известно каждому филологу-слависту. Этот неутомимый труженик на ниве научного делания был первым представителем сравнительно-исторической школы в русском языкознании. В своих трудах он занимался вопросами происхождения, истории и развития старославянской письменности, сопоставления между собой разных групп славянских языков, археографическим описанием древних славянских рукописей  и т.п. Сравнивая древние и новые славянские языки, устанавливая их родство, А.Х. Востоков разработал новый для славянской филологии того времени метод, который в современной науке принято называть сравнительно-историческим. 

Труд Востокова: «Рассуждение о славянском языке, служащее введением к грамматике сего языка, составляемой по древнейшим онаго письменным памятникам» [1; 2, с. 1-27] принес автору европейскую известность  и славу. В основе этого фундаментального исследования лежит исследование древнейшей русской рукописной книги, и ценнейшего памятника старославянской письменности – Остромирова Евангелия. В своей работе Востоков впервые в истории славянской филологии указал хронологическое место памятников церковнославянского языка, определил его отличия от древнерусского, доказал существование и объяснил фонетическую природу носовых гласных в старославянском языке, определив, что в славянских рукописях буквы ъ и ь обозначали редуцированные гласные звуки, установил периодизацию истории русского языка, объяснил образование окончаний в прилагательных, обнаружил в церковнославянском языке отсутствие деепричастий и наличие супина, названного им достигательным наклонением. 

В самом начале «Рассуждения» Востоков поясняет свое понимание терминов «славянский язык» и «словенский язык». «Довольно уже писано о языке славянском, или вернее словенском, на который переложены в IX  веке церковные книги для болгар и для моравов» [2, с. 1]. Здесь Востоков говорит о том языке, который в современной науке принято называть древне или старославянским. «Греки, а за ними и другие иностранцы, употребляют а в названии славян: склави, склавини, скалаваци, но сами славяне называют себя словенами, словинцами, словаками; и я верю более им, нежели иностранцам» [2, с. 1, прим. 1]. Таким образом, старославянский язык Востоков называет языком «славянским», считая, при этом, что правильнее называть его «словенским».

Далее Востоков предлагает свою периодизацию церковнославянского языка (в современной науке под церковнославянским языком понимают древнерусскую редакцию старославянского языка, употреблявшуюся в качестве литературного языка вплоть до XVII века), начиная от древнейших письменных памятников и заканчивая исправлением печатных церковных книг: «Древний язык заключается в письменных памятниках от IX и за XIII столетие. Он непременно сливается с языком средним XV-го и XVI-го столетий, а за сим уже следует новый славянский, или язык печатных церковных книг. Новый язык утратил многие формы грамматические, которые обогащали язык славянский, и которые открываются еще в среднем языке; но принял зато другие, заимствованные частию из образовавшихся между тем живых языков: русского, сербского, польского, коим говорили переписчики книг, частию же изобретенные позднейшими грамматиками» [2, с. 2].