У Троицы в Академии

В 2004 году исполняется знаменательный юбилей – 190 лет пребывания Московской Духовной Академии в стенах Троице Сергиевой Лавры. Это дата особенная, т.к. на протяжении всего этого длительного периода с МДА связаны многие вехи из истории Русской Православной Церкви, развитие нашей великой национальной культуры и отечественной науки.

Московская Духовная Академия ведет свое начало от Славяно-греко-латинской Академии, основанной в 1685 году при деятельном участии Восточных Патриархов. В основание ее исторического бытия положены труды выдающихся греческих просветителей – братьев Иоаникия и Софрония Лихудов, что указывает на вселенское призвание Академии как нового центра духовного просвещения для всего православного мира. Академия – первое высшее учебное заведение России, стала матерью Московского Университета, а далее и других Духовных семинарий и светских учебных заведений. Во все времена Академия оставалась верной своему призванию – служить делу духовного просвещения и нравственного воспитания православного юношества.

Основание высшей богословской школы в Москве в конце XVII века явилось результатом напряженных усилий нашей Церкви утвердить православных характер духовного образования в России, отстоять святоотеческую направленность нашей богословской науки. Основанная во время оживленных богословских споров Востока и Запада, Московская Академия стала очагом духовного просвещения для России и всего Православного Востока, успешно выполняя свое назначение вплоть до 1812 года, потрясшего Россию нашествием Наполеона.

Новый период в истории Академии наступил в 1814 году, когда она приобрела приют в Лавре Живоначальной Троицы под кровом преподобного Сергия Радонежского. Этому способствовали следующие обстоятельства.

В результате пожара 1812 года помещение Академии, находившееся в Москве в Заиконоспасском монастыре, сильно пострадало. В короткий срок занятия были возобновлены. Однако сами помещения были ветхими, тесными, находились в самом центре города, что не благоприятствовало атмосфере, которая подобает Духовной школе. Все это совпало с заключительным этапом реформы духовного образования, предусматривавшим введение нового учебного Устава для преобразованных Духовных Академий России. Совокупность этих событий привела священноначалие к мысли о необходимости перенесения здания Академии в более благоприятное и просторное место, которым и была признана Троице-Сергиева Лавра. И в начале августа 1814 года последовал указ императора Александра І, по которому Академия разместилась в лаврских «Чертогах» – здании дворца императрицы Елизаветы [1].

И 1 октября 1814 года начались занятия в новом здании Московской Духовной Академии, реорганизованной по новому учебному Уставу. Первые полстолетия своего пребывания в Лавре Академия была прочно связана с личностью выдающегося иерарха Русской Церкви святителя Филарета, митрополита Московского. Среди всех великих дел, положенных святителем Филаретом на благо Церкви и Отечества, особо выделяется его роль в деле становления русской Духовной школы и народного образования.

Святитель Филарет на протяжении большей части своей подвижнической жизни был связан с Московскими Духовными школами – как студент, как наставник, как архипастырь. Будучи одним из самых энергичных деятелей тогдашней Комиссии духовных училищ, митрополит Филарет принимал непосредственное участие в организации Московской Духовной Академии из Славяно-Греко-Латинской Академии и в течение первых восьми лет ее существования он трижды по поручению Синода был ее ревизором, внимательно следившим за успехами и надлежащим направлением новооткрытой высшей духовной школы [2]. 

После вступления на Московскую кафедру (1821-1867) святитель Филарет встал к Академии в еще более близкие отношения, как ее непосредственный глава. Эта связь, продолжавшаяся в течение 46 лет, обусловила поразительное явление в ее истории: состоя в продолжение почти целого полувека под водительством одного вождя, она в течение всего этого периода сохраняла удивительное единство духа и направление образования.  Школа, которую проходила Академия в филаретовскую эпоху была сурова; больше прещений, чем одобрений и похвал получали от своего строгого начальника даже ее наилучшие работники, но основанная на указанных нравственных началах, эта школа и создала из академической корпорации совершенно особенный тип ученого монастыря. В понятии «монастыря» заключается идея послушания: Академия воспитывала людей, послушных долгу; в понятии «ученый» заключается идея свободы: – Академия воспитывала людей, признающих за собой право собственных убеждений и уважающих чужую свободу [3]. 

В 1842 году по благословению святителя Филарета в Академии начали выходить переводы творений святых отцов. Одновременно был создан и печатный орган академии – «Прибавления к творениям святых отцов», редактором которого стал известный ученик святителя Филарета, профессор церковной истории А.В. Горский. Начав систематическую издательскую деятельность с серии святоотеческих творений, Московская Духовная Академия засвидетельствовала свою устремленность к возрождению подлинно православного богословия, ибо непрерывная связь со святоотеческой  традицией  есть  непременное  условие  развития православного богословия и православной духовной жизни в целом.

Под чутким водительством митрополита Филарета Академия достигла исключительно высокого авторитета и взрастила выдающихся ученых, которыми вправе гордиться русская наука. Произведения профессоров МДА, прошедшие горнило филаретовской цензуры, получили особую отточенность мысли и чистоту богословствования, и имя Московской Академии, как филаретовской Академии, приобрело заслуженную славу, не померкшую и до наших дней.