Ученый-праведник – протоиерей Александр Горский (к 140-летию кончины)

Сделанные Горским при описании славянских рукописей научные открытия в области генезиса и реституции славянской Библии стали предметом жестокой реакции цензуры, которая в эпоху правления Николая I, зорко следила за любыми появлявшимися научными трудами, в том числе и в ограде Церкви. Церковная цензура отличалась особенной беспощадностью ко всему новому и нестандартному. В те времена даже консервативный митрополит Московский Филарет подозревался в либерализме. Поэтому Горский был вынужден решительно защищать результаты исследований, на которые были потрачены годы ученых занятий, давая компетентные ответы на претензии оппонентов. По благословению святителя Филарета Горский написал блестящую апологию [2] на пристрастный отзыв цензора. И тогда «Описание» было допущено в печать. Это был не только научный, но и гражданский подвиг, на который в те времена не каждый бы отважился. 

Благодаря тому, что многотомное описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки увидело свет [4; 5; 6; 7; 8; 9], современное поколение текстологов и археографов имеет счастливую возможность пользоваться результатами этого труда. От Горского и Невоструева идет понимание археографии как специальной историко-филологической дисциплины, изучающей памятники письменности с целью введения их в научный оборот в виде научного описания или публикаций.

Наступление царствования Александра II ознаменовалось проведением Великих реформ. Серьезные преобразования коснулись и Церкви, которая, с одной стороны, все сильнее испытывала на себе явления секуляризации, а с другой – все еще сковывалась жестким контролем со стороны государства. На фоне либерального курса Александра II внутри самой Церкви обострились противоречия между консервативными и либеральными кругами. Остро встал вопрос о путях развития Церкви в новых политических и социальных реалиях. В этих условиях с целью снятия усиливавшегося напряжения нужно было найти компромиссную фигуру, способную своим авторитетом и положением сгладить все острые углы. Выбор осторожного и мудрого митрополита Московского Филарета пал на Горского, который, будучи безбрачным, был рукоположен в священный сан без принятия монашества, в нарушение существовавшего тогда обычая [22, с. 4]. Затем Горский получил ценный опыт административной работы в Петербурге, занимаясь вопросами реформы духовного образования в Комитете по преобразованию Духовных училищ [3, с. 127-128 прим.]. Стараниями святителя Филарета Горский сделал стремительный скачок в своей карьере и менее чем за три года стал митрофорным протоиереем и был назначен на должность ректора Московской Духовной Академии [17].

В 60-е годы XIX века наука в России была поставлена на путь прогресса и свободы, и для нее наступило свое 19 февраля. Целую эпоху в развитии церковно-исторической науки открыл утвержденный Александром II Устав Духовных Академий 1869 года. В Московской Духовной Академии введение Устава в действие осуществил ректор протоиерей А.В. Горский, который сумел создать все условия для развития церковной истории как независимой отрасли богословских наук. 

Благодаря научному таланту и административному опыту Горского отечественная церковно-историческая наука не только обрела свое рождение, но и начала самостоятельно развиваться. Уже в ректорство Горского состоялись первые защиты диссертаций по церковной истории, в большом количестве стали выходить научные статьи и труды по истории Церкви и наметились пути критической разработки целых направлений в области церковно-исторических исследований. Церковно-историческая наука, наконец, вышла за пределы Духовной Академии и стала явлением научной и общественной жизни в стране и за рубежом [12, с. 310].   

Будучи церковным историком, Горский оказал серьезное влияние на преподавание догматического богословия, впервые положив в основу курса догматики историю догмата [11, с. 310]. Историзм в богословии Горский напрямую связывал со святоотеческим наследием, с анализом патрологических источников на конкретном историческом материале. Этот исторический метод в догматическом богословии сохраняет свою актуальность и в наши дни.

Долгий путь совершенствования пришлось пройти Горскому-ученому: от первоначальных лекций до европейски известного описания славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки, до указаний таким одаренным ученым как И.И. Срезневский, М.П. Погодин, Ю.Ф. Самарин, Н.И. Костомаров и др. Не сразу был пройден этот великий путь. Он стоил Горскому сорока с лишним лет упорного труда, ученого подвижничества, он стоил самого дорогого – здоровья. 

В дело своего служения, как научного, так педагогического и пастырского, Горский вложил не только свой богато одаренный ум, но и всю силу своего характера, не останавливающегося перед препятствиями в деле приобретения и передачи знаний. Но было еще и доброе сердце, которое без остатка он отдавал окружавшим его людям. Теплота и любвеобильность этого сердца, деликатность, нежность и мягкость справедливо снискали ему репутацию «сердечного» и «душевного» богослова.

Всю свою научную и пастырскую деятельность Горский направлял на служение Богу и ближним. Он оставался искренним и добрым христианином всегда и в любой ситуации. Вся жизнь Горского была направлена для достижения Божией славы, проникнута этой идеей. Это говорит не о фальшивой и напускной, а искренней, глубокой, редкой религиозности.