«Вѣнéцъ ѿ кáмени чéстна»: празднование 50-летия пребывания Московской Духовной Академии в стенах Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в 1864 году

В связи с юбилеем Академии ее ректор, выдающийся церковный историк, археограф и богослов протоиерей Александр Горский был удостоен высокой монаршей награды – ордена Святого Владимира III-й степени. Интересна история награждения. За несколько лет до этого, когда из печати вышла первая часть знаменитого «Описания славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки», изданного Горским совместно с К.И. Невоструевым, митрополит Московский Филарет представил Горского, бывшего тогда еще мирянином, к Императорскому ордену Святого Равноапостольного Князя Владимира IV степени. Вот как об этом пишет Н.П. Гиляров Платонов: «Награда, правда, небывалая: Горский не имел священного сана, но и не переходил в светское звание. Он оставался, подобно многим, на степени амфибии, точнее, на степени эмбриона, зародыша, из которого одинаково может выйти и водное и земное существо. Такие лица стояли вне обычной служебной лестницы и не имели права ни на какие награды, кроме прибавки жалования, квартирного пособия или перемещения на высшую кафедру. Высшая администрация, по крайней мере, по словам директора Духовно-учебного управления, сделала чуть не законодательный вопрос из представления о награждении Горского» [3, с. 290-291]. 

Пока рассматривалось это дело, Горский уже принял священство и стал ректором Московской Духовной Академии. Вероятно, поэтому, когда в 1864 году ходатайство святителя Филарета все же было удовлетворено, ставший уже ректором Академии и протоиереем Горский был удостоен ордена Святого Владимира не IV-й, а сразу III-й степени [2, с. 288]. 

И это при том, что статут ордена Святого Владимира III-й степени дозволял награждение лиц, состоящих в гражданских или военных чинах не ниже пятого класса по Табели о рангах (статский советник, бригадир, капитан-командор), а духовенству вне иерархии наград по сложившейся практике вручался лишь орден Святого Владимира IV степени, да и то за пятидесятилетнюю службу в священном сане. 

Вручая награду протоиерею Александру, святитель Филарет «с видом необыкновенно полного удовольствия» сказал: «За твою усердную службу царь жалует тебя дворянином» [3, с. 291]. 

Так протоиерей Горский за труды по описанию славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки и безупречную службу Церкви и Отечеству был не только отмечен Александром II высокой монаршей наградой, но и получил одновременно с этим потомственное дворянство.

Эти юбилейные торжества, посвященные 50-летию пребывания Московской Духовной Академии в стенах Троице-Сергиевой Лавры, фактически стали первыми и последними в истории МДА по размаху и широте празднования. Следующий, столетний юбилей Академии, выпал на суровый 1914 год – Россия вступила в Первую Мировую войну. Предполагавшиеся торжества были отложены. Академия ограничилась лишь изданием мемуарного сборника «У Троицы в Академии» [9]. Название сборника говорит о том, как высоко и искренне в сознании благодарных воспитанников воспринималась их родная Alma Mater, прошедшая столетний рубеж своей истории. В этом юбилейном сборнике были опубликованы статьи и воспоминания крупнейших ученых, воспитанников Академии, не потерявшие своей актуальности и в наше время.

Очередной юбилей Академии – 150 лет пребывания «У Троицы» – пришелся на 1964 год, сложное и трудное время торжества атеистической идеологии. Несмотря на все сложности, в академический праздник Покрова Божией Матери 14 октября 1964 года Святейший Патриарх Алексий І возглавил Актовый День МДА, собравший в знаменитые «Чертоги» представительную аудиторию из церковных деятелей не только православного мира, но и других христианских конфессий [6, с. 157]. Это событие стало своего рода признанием выдающихся заслуг исторического наследия Академии под сенью Троице-Сергиевой Лавры.

К своему двухсотлетнему юбилею Московская Духовная Академия подошла, пройдя значительный и серьезный путь. Широкую известность и призвание Академия снискала благодаря своему высокому предназначению. Сохраняя и преумножая в течение двухсот лет свои традиции, она приобрела особый духовный настрой, что является следствием ее пребывания в священных стенах знаменитой на весь Православный мир Троице-Сергиевой Лавры. Это особенно значимо благодаря тому богословскому и пастырскому деланию, которое совершает Академия для Русской Православной Церкви с момента своего основания. 

Академия на протяжении всей своей истории указывала и продолжает указывать богословам и пастырям Церкви подлинно православный, подлинно евангельский путь. Она возвещает вечную, Божественную истину, утверждая на глубоких православных основаниях духовную жизнь. В этой неизменности, с которой Академия служит своему церковному и общечеловеческому призванию, высокому педагогическому и патриотическому долгу, есть своя ценность и глубокий внутренний смысл. Очевидно что, Бог благословил двухсотлетний труд нашей Духовной школы, исторический путь которой, со всеми событиями и явлениями в ней можно назвать жизнью «у Троицы в Академии». Двухсотлетняя история молчаливо и скромно, но неотъемлемо и праведно возложила на главу Академии «вѣнéцъ ѿ кáмени чéстна», как дань благодарности за благороднейший просветительный подвиг созидательного духовного творчества, как святое благословение на дальнейшее служение правде в преподобии истины.

Да дарует Господь процветание и ученые успехи нашей старейшей Духовной школе – Московской Духовной Академии, да останется она навсегда своим духом юной, полной свежих сил, своим повседневным служением продолжая готовить для Русской Православной Церкви образованных пастырей, благоговейных монахов, умелых регентов и иконописцев. Да будет у Академии слава из века в век, пока сияет чаемый и отражаемый ею свет невечерний, присносущный и незаходимый!


Список литературы: